Журнал LinuxFormat - перейти на главную

LXF86:15years

Материал из Linuxformat
Перейти к: навигация, поиск
15 лет с Linux

Содержание

Many happy return()s! Долгих лет тебе, Linux!

За время, прошедшее с 1991 года студенческий проект вырос в свободную операционную систему, на которую рассчитывают и которой наслаждаются предприятия и пользователи во всем мире. Нейл Ботвик и Энди Ченнел разыскали хакеров, которые помогли этому случиться.

«Я пишу (бесплатную) операционную систему (это просто хобби, она не будет такой большой и профессиональной, как gnu) для клонов AT 386(486)»

«Просто хобби»? Только для клонов 386? Разве это наводит на мысль об ОС, способной перевернуть мир? Однако именно так Линус Торвальдс объявил о надвигающемся рождении Linux 15 лет назад. С того раннего и неамбициозного начинания Linux перерос самые смелые мечты своего создателя. Работая на суперкомпьютерах, мобильных телефонах и на множестве устройств между ними, GNU/Linux теперь существует во многих формах и дистрибутивах и продолжает развиваться. Он обеспечивает прекрасную платформу для движения Open Source и предлагает свободную, быструю и безопасную работу на компьютере пользователям всего мира. На следующих нескольких страницах мы отметим его 15-й день рождения, оглядываясь на его подъемы и спады. Мы поговорим с людьми, вовлеченными в разработку Linux, чтобы разобраться, как он возник, где и почему используется.

Мы также смахнем пыль с нашего (открытого и прозрачного) хрустального шара и спросим, чего ожидать от Linux, когда он перейдет из подросткового возраста к полной зрелости. Здесь применима обычная оговорка: все прогнозы – это личные мнения, и вам не следует вкладывать деньги в акции Linux-компаний, основываясь лишь на наших предположениях (но вспомните о нас, пожалуйста, если поймаете свою удачу). Однако начнем с истоков...

1991–1992 Младые годы

Скромные истоки истории Linux.
Что сталось с... Питером МакДональдом?

МакДональд создал Softlanding Linux System (SLS), ставшую источником вдохновения для авторов Slackware, Debian и SUSE. Теперь он владеет фирмой PDQ Interfaces в Британской Колумбии (Канада), занимающейся разработкой ПО и консалтингом (http://pdqi.com/pdqi).

Оглянувшись назад, мы часто можем точно указать разговор или событие, перевернувшее нашу жизнь: начало новой карьеры или новых взаимоотношений, или конец старых. В случае с молодым финским студентом компьютерных наук это было сообщение в Usenet, которое он разместил в группе новостей comp.os.minix 25 августа 1991 года.

Эта дата считается днем рождения Linux. Фактически, первый релиз Linux, под номером 0.01, вышел спустя несколько недель; версия 0.02 последовала в начале октября. Linux пересек отметку 0.10 в декабре, менее чем через четыре месяца после первоначального анонса. Вот сообщение, положившее начало всему:

Привет всем, использующим minix – я делаю (бесплатную) операционную систему (это просто хобби, она не будет такой большой и профессиональной, как gnu) для клонов AT 386(486). Я занимаюсь ею с апреля, и кое-что уже вырисовывается. Буду рад любым отзывам о том, что народу нравится/не нравится в minix, поскольку моя ОС кое в чем похожа на нее (помимо всего прочего, у нее тот же самый физический уровень файловой системы (по практическим соображениям)). На данный момент я портировал bash(1.08) и gcc(1.40), и похоже, что они работают. Значит, в течение нескольких месяцев получится нечто практически полезное, и хотелось бы знать, какие функции нужны большинству. Приветствуются любые предложения, но я не обещаю, что реализую их :-). Линус torvalds@kruuna.helsinki.fi). P.S. Да – она свободна от какого-либо кода minix и имеет многопоточную файловую систему. Она не переносима (использует переключение задач 386 и т.д.) и, вероятно, никогда не будет поддерживать что-то кроме жестких дисков AT, потому что это все, что у меня есть :-(.

Как подсказывает это сообщение, Торвальдс работал на операционной системе Minix, написанной профессором Эндрю Таненбаумом [Andrew Tanenbaum] в конце восьмидесятых. Позже Таненбаум принял на вооружение дружелюбного зверька-талисмана (он выбрал енота), как и Linux. Таненбаум использовал Minix для обучения студентов операционным системам, но он не смог выпустить исходный код Minix как поистине свободно распространяемую ОС. С другой стороны, быстрые темпы развития Linux, как и сейчас, стали возможными не только благодаря программистским усилиям Торвальдса (он все еще был студентом-очником Хельсинкского университета), но также благодаря его предусмотрительности в выпуске исходного кода с самого начала. «Я хотел, чтобы он был легко доступен по FTP с полными исходными текстами, и не хотел, чтобы это для кого-то было слишком дорого», говорит он. Как только он сделал это, программисты-энтузиасты начали скачивать и подправлять ядро, возвращая свои дополнения Торвальдсу для включения в следующий релиз.

На этом этапе ОС называлась Freax, игра слов «free» (свободный), «freak» (чудик) и «x», обычно используемая в наименовании Unix-подобных систем. Название Linux непредумышленно создал Ари Лемке [Ari Lemmke], администратор FTP-сервера, где размещался код. Он назвал каталог linux, и Торвальдс решил, что пусть так и будет. (Правильное произношение слова «Linux» – с коротким i, а не с длинным. Если есть сомнения, в разделе Magazine/Linus на DVD приведен пример того, как этот человек сам демонстрирует правильное произношение).

Вхождение в GNU

Знаете ли вы?

В 1994 году Йон ‘Мэддог’ Холл из Digital Equipment Corporation убедил Линуса портировать Linux на 64-разрядный процессор DEC Alpha. Он также уговорил DEC передать Линусу рабочую станцию Alpha. Холл полагал, что «DEC и сообщество Linux сформировали первое подлинно успешное совместное предприятие «пиджаков» и «чокнутых линуксоидов».

Для загрузки первоначальных релизов новой ОС все еще требовалось наличие на компьютере другой ОС, но это изменилось с приходом загрузчика Lilo (LInux LOader), написанным шведским ученым Вернером Алмесбергером [Werner Almesberger] в 1992 г. Исключение необходимости использовать другую ОС стало шагом к независимости Linux, но основная функция любой ОС – запуск программ. Без программ, запускаемых под Linux, новая ОС была бы просто курьезным упражнением по информатике. Случилось так, что Фонд свободного ПО (Free Software Foundation) разрабатывал свою собственную ОС GNU (Gnu is Not Unix) и ПО, начиная с 1984 года. ОС была почти готова, кроме одного важного компонента: ядра. Решение было очевидно, за исключением того, что новое ядро Linux тогда еще не распространялось под GPL. В начале 1992 года Linux должным образом вышел под лицензией GPL, и началась работа по объединению Linux и программ GNU. Вот почему многие, и совершенно справедливо, настаивают, что Linux следует называть GNU/Linux.

GNU и Linux были и остаются отдельными проектами, но они подпитывают друг друга. Linux был бы гораздо менее полезен без инструментария GNU, работающего на нем, в частности, без компилятора GCC, используемого для сборки практически любой программы на вашем компьютере. «Выпуск Linux под GPL был, определенно, лучшей вещью, которую я когда-либо делал», – рассказывал Торвальдс Хироо Ямагате [Hiroo Yamagata] в 1997 г.

GNU, в свою очередь, получила ядро для запуска своих программ (собственное ядро GNU, Hurd, появится незадолго до того, как Солнце станет красным гигантом) и огромную массу разработчиков, благодаря популярности Linux.

Интервью: проф. Эндрю Таненбаум

Когда Линус Торвальдс решил писать собственную ОС, он обратился к конструктивной книге Эндрю Таненбаума, посвященной Minix. Таненбаум, известный как «ast», сейчас – профессор информатики Университета Врейе в Амстердаме и все еще активное участвует в разработке операционных систем.

Эндрю Таненбаум

LXF: Когда вы писали книгу о Minix, вы ожидали, что она окажет такое влияние за пределами академии?

ЭТ: Нет, я ожидал, что нишу свободных ОС займет BSD, или, возможно, GNU. BSD погрязла в судебной тяжбе с AT&T, которая не пускала ее на рынок несколько очень важных лет, а GNU даже 15 лет спустя так и не появилась. Эти два «несчастных случая» дали Linux пространство для расширения. Будь BSD во всем цвете доступна в 1993 году, с тысячами приложений, многолетним тестированием и распространенностью по всему миру, Linux бы не жить.

LXF: А вы знали о Linux как о производной от Minix в годы его становления?

ЭТ: Некоторое время я следил за ранней разработкой Linux. Вспомните, что была большая группа новостей comp.os.minix (да и сейчас она существует), и что Линус работал на Minix несколько лет до написания Linux. Кстати, Minix 3 все еще живехонька. Примерно 90 тысяч человек скачали ее в прошлом году.

LXF: Была ли частью раннего успеха Linux апелляция к желанию студентов и профессионалов возиться с ней?

ЭТ: Не преувеличивайте влияние тысяч фанатов Linux, Линус писал ядро и руководил им сам. Масса основных улучшений исходят от горстки программистов, нанятых и оплачиваемых парой фирм типа IBM и Red Hat. Однако пользователи внесли свой вклад в разработку или портирование множества приложений и драйверов.

LXF: Вы рассматриваете возможность модифицировать Linux как неотъемлемую сильную сторону, или это могло бы привести ко множеству клонов Linux?

ЭТ: Взгляните на то, что произошло с BSD. Она разделилась на три или четыре ветви, которые по большей части борются друг с другом. В результате они намного слабее, чем могли бы быть как один единственный дистрибутив. Пока что Linux избегал этой судьбы, во многом благодаря способности Линуса направлять всех в одну сторону.

Ключевые даты

Линус Торвальдс Ричард Столлмен Логотип GNU

Январь 1991. 21-летний студент Линус Торвальдс (L), изучающий компьютерные науки в Университете г. Хельсинки, покупает ПК 386 с 33 МГц-процессором, чтобы играть в Prince of Persia, и начинает писать Unix-подобную операционную систему для 386, используя книги Энди Таненбаума и Мориса Баха. Программировать он научился на папином Vic-20.

Июнь 1991. Ричард Столлмен (S) публикует вторую версию своей сотрясающей основы GNU General Public License, которая разрешает пользователям брать чужой код, коль скоро они выпускают плоды своих трудов под той же лицензией. Считается, что логотип проекта, голову антилопыгну (G), нарисовал Этьен Суваса.

Август 1991. Торвальдс на comp.os.minix сообщает миру, что пишет некую ОС, но она не будет «большой и профессиональной, как GNU». Рабочее название – Freax.

Сентябрь 1991. Первая версия (0.01) того, что теперь называется Linux, выпущена с аппаратной поддержкой для финских клавиатур.

Декабрь 1991. К версии 0.11 проекта Торвальдса в ОС добавлена поддержка гибких дисков. Торвальдс теперь рассматривает ее как самостоятельную систему, независимую от Minix.

Декабрь 1991. Эндрю Триджелл, австралийский аспирант, приступает к решению задачи получения доступа к разделяемым ресурсам сервера, используя протокол Microsoft SMB (Server Message Blocks). Первый релиз выходит пару месяцев спустя. Триджелл забросит этот проект, но перейдет в Linux в ноябре 1992 года и позже использует SMB как основу для Samba.

Февраль 1992. Проект GNU принимает выпущенный к тому времени под GPL Linux в качестве своего ядра, как «затычку», до завершения Hurd. Столлмен начитает свою эпопею, пытаясь заставить каждого говорить «ГНУ-слэш-Линукс», а не просто «Линукс».

Март 1992. Орест Зборовски (Orest Zborowski) берет Linux за основу для своей платформы X386 – вскоре переименованной в XFree86. X Window начитает работать на Linux 0.96 в апреле.

1993–1996 Первые ласточки

Как ядро и несколько свободных программ стали дистрибутивами.
Что сталось с... Документом Linux FAQ?

В 1992 году, до появления «всемирной паутины», Linux-документация в основном была доступна в одном файле: Linux FAQ. Инициатива стала перерастать в массу документации, которую разработчики ядра и администраторы едва могли распечатать. Linux Documentation Project, как он стал называться, разросся в коллекцию руководств и HOWTO, и развился в один из самых полных, будь то Linux или что-то другое, ресурсов документации в Сети.

В наши дни слово «Linux» (или, возможно, «GNU/Linux») используется для ссылки на завершенную совокупность ОС и ПО, но так было не всегда. Linux был вначале доступен только как ядро: вы ставили его, затем добывали другое ПО, нужное для сборки работающей системы. Решением стало связать все это в один пакет для установки и распространять его.

Спорят о том, какой Linux-дистрибутив был первым. Slackware Патрика Фолькердинга [Patrick Volkerding] принято считать старейшим из ныне здравствующих дистрибутивов, но многие называют первым Yggdrasil. Проектом руководил Адам Ритчер [Adam Ritcher], специалист по X Window с ученой степенью в области компьютерных наук в Калифорнийском Университете (Беркли). Дебютировав в феврале 1993 года, Yggdrasil стал первым дистрибутивом, выпущенным на CD- ROM и реализующим некоторые продвинутые концепции, например, распознавание Plug-and-Play устройств и вариант LiveCD – то, что мы сейчас воспринимаем как само собой разумеющееся. «Помнится, я поставил версию Yggdrasil Linux и следил за загрузкой X Window и компиляцией Samba в окне xterm», говорит Джереми Эллисон [Jeremy Allison]. «Я решил, что переведу все мои рабочие станции Sun на Linux... Через несколько лет он стал моей единственной настольной платформой».

Еще один из первых дистрибутивов назывался Softlanding Linux System – его раннюю версию вы найдете на нашем диске. Подобно многим Linux-хакерам, его автор Питер МакДональд [Peter MacDonald] увлекся Linux в университете. «Сначала – разрабатывая заплатки к ядру, затем – собирая воедино и пытаясь поддерживать дистрибутив», вспоминает он. Детище МакДональда основывалось на ОС под названием MCC Linux, которую разрабатывал Массачусетский компьютерный центр с 1992 г. MCC Linux безнадежно отставал от столь функциональных дистрибутивов, как Yggdrasil, и просуществовал недолго, но его наследие в качестве основы для Softlanding Linux System очень важно, поскольку SLS, в свою очередь, стал отправной точкой и для Debian, и для Slackware.

Softlanding Linux System

Softlanding Linux System стал стартовой площадкой для Патрика Фолькердинга, Яна Мердока и многих других хакеров первой волны.


Рождение старой гвардии

Итак, к середине 1993 года разработка дистрибутивов стремительно разрасталась, и технологии распространения на CD-ROM, поддержка оборудования и графика придвигались к своим пределам усилиями сообщества студентов и программистов – приверженцев Linux, общавшихся через Usenet. «Я помню, что было вперемешку много и удовольствия, и работы», говорит МакДональд. «Было множество заманчивых троп, но в то же время беспокоила разобщенность и раздробленность».

В августе 1993 года Ян Мердок [Ian Murdock] объявил о «грядущем завершении» нового дистрибутива, названного Debian Linux Release. Хотя Мердок начинал с изменений в SLS, он был все больше и больше недоволен им, и решил основать собственный дистрибутив с нуля. Если Yggdrasil получил свое имя из норвежской мифологии, название Debian было составлено из имени подружки (ныне жены) Мердока – Дебры [Debra] и его собственного (Ian); о произношении тут спорить не приходится. В анонсе выпуска были подробности о том, что Debian будет содержать и делать, включая «Debian будет содержать все почти самое современное. Систему будет легко поддерживать в актуальном состоянии с помощью сценария обновления в базовой системе, который будет обеспечивать полную интеграцию пакетов обновлений». Хотя вы можете хихикнуть над первым предложением, простота обновлений – определенно одна из сильных сторон Debian.

Дистрибутив достиг практичной стадии в начале 1994 года с выпуском версии 0.91, и прежде всего выделялся системой управления пакетами. Мердок также написал Манифест Debian, документ, разъясняющий причины и цели Debian, включая его приверженность к свободному ПО. Debian был, да и остается, проектом сообщества. Под руководством Мердока Debian устойчиво рос и начал поддерживать платформы, отличные от i386, на которое первоначально рассчитывал Торвальдс. Это до сих пор остается в центре внимания проекта – текущий стабильный релиз работает на 11 различных архитектурах – и приводится как одна из причин осторожного цикла разработки. Можно смеяться над тихоходными релизами, но каждый администратор системы, работающей под управлением Debian Stable, может только кивнуть и тихо улыбнуться, зная, что на их компьютерах работает то же ПО, что и в прошлом месяце, и месяц до этого, и на пути их ожидает совсем немного сюрпризов.

Другой проект, основанный в 1993 г., принял совершенно другую этику, чем Debian. Это была Red Hat, фирма, основанная предприимчивым Марком Юингом [Marc Ewing] с целью производить лучший дистрибутив Linux. Red Hat предприняла свою первую попытку в следующем году. Red Hat Linux 0.9 был бета-версией, но на нем висел ценник. «Моей целью было получать достаточно денег, чтобы вести мой хакерский образ жизни – работать над Linux в своей скромной спальне», рассказывал Юинг для Salon.com в 1999 г. «Я рассчитал, что нужно продавать только 1500 копий каждый год – это мелочь! – и мне бы хватило на жизнь».

RHL 0.9 был, вероятно, первым дистрибутивом, снабженным графическим инсталлятором и графическими инструментами настройки. Они охватывали учетные записи пользователей и группы, /etc/fstab, время и дату, а также сеть. Последнее было, наверное, самым важным, поскольку это было, и в какой-то степени и сейчас остается, одной из наиболее сложных частей настройки Linux-систем.

Запахло деньгами

Знаете ли вы?

Эмблеме пингвина, выполненной Ларри Юингом, дал имя Джеймс Хьюджес [James Hughes], пояснивший, что это сокращение от «(T)orvalds (U)ni(X)» (именно так!). До чего же извилистый акроним пришлось изобрести – конечно, его назвали Tux [амер. смокинг, – прим. перев.] по причине, которая сразу бросается в глаза: он выглядит так, как будто носит смокинг. Вы можете лицезреть начальные изображения на http://www.isc.tamu.edu/~lewing/linux.

Ранние версии Red Hat использовали систему управления пакетами rpp. В 1995 г. вышел RHL 2.0, оснащенный новым Red Hat Package Manager, RPM. Бизнес был на взлете. Юинг объединил усилия с Бобом Янгом [Bob Young], который описал нам свои ярчайшие воспоминания о том времени: «На UNIX Expo в Нью-Йорке в сентябре 1995 года наша маленькая фирма Red Hat из кожи вон лезла, чтобы оплачивать свои счета. В первый день выставки в наш маленький бокс зашел джентльмен в синем костюме. Когда я спросил, что его интересует в Linux, он заявил, что это любопытно, но как директор по ИСУ в крупном нью-йоркском банке, он никогда бы не позволил своим системным администраторам где-либо применять Linux. Все же за последующие три дня выставки четыре системных администратора подошли к нашему стенду и купили по копии Red Hat Linux. Когда я спросил, как они будут использовать Linux на работе, передав мой разговор с руководителем их банка в первый день, все они отвечали что-то типа: «Начальство не дает нам должного финансирования, чтобы делать то, что они требуют, так что мы используем серверы Linux – просто им не говорим. Средств на замену не хватит, даже если их обнаружат».

RPM был перенят SUSE, когда они запустили свой дистрибутив S.u.S.E Linux 4.2 в 1996 году. Обратите внимание на маленькую «u» – в то время эта аббревиатура означала «Software und System Entwicklung» (разработка ПО и систем, – нем.). SUSE начала работать в конце 1992 года как консалтинговая Unix-организация, и производила пакеты программ на основе SLS и Slackware, но версия 4.2 стала переломным продуктом. Хотя она не происходила от Red Hat, но приняла ряд его особенностей, например, RPM и кое-что из структуры системы.

Red Hat и, в меньшестепени, SUSE, мгновенно повысили престиж Linux, и они, а не Debian или Slackware, стали самыми известными именами Linux за пределами сообщества, особенно среди бизнес-пользователей. Debian мог оставаться выбором энтузиастов и сторонников свободного ПО, но предприятия хотели заключать контракты на техническую поддержку и книги-руководства, чтобы обосновать свои расходы. Идея свободного ПО была еще менее понятна людям, чем сейчас, зацикливая большинство на трактовке слова «free» как «бесплатно». Предприятия с подозрением относились к «халявным» продуктам, так что коммерческий дистрибутив был необходим: не только для них и для Red Hat, но и для пользы всего Linux.

Интервью: Йон «Мэддог» Холл

Йон «Мэддог» Холл

Йон Холл – человек, благодаря которому Линус Торвальдс приложил руку к системе Alpha DEC. Холл говорит, что начал использовать свободное, открытое ПО еще в 1969 г. Сегодня он – председатель Linux International, некоммерческой организации.

LXF: Вы столкнулись с Linux и Линусом на раннем этапе. У вас были какие-то мысли насчет потенциала проекта?

ЙМХ: И да, и нет. Прежде всего я подумал о Linux как о проекте для образования и научных исследований. Это одна из причин, почему мне захотелось портировать его на Alpha. При выполнении исследований с проприетарной системой возникают трудности, когда нужно опубликовать ваше исследование. В случае свободного ПО вы можете просто сказать: «Вот код... работайте с ним и помогите мне сделать его лучше». Однако вскоре я начал видеть Linux в «реальных» проектах, и я думаю, системы Beowulf стали для меня первыми показателями коммерческой ценности Linux. Скорость, с которой продвигались проекты Beowulf, просто захватывала.

LXF: Какие факторы, по вашему мнению, позволили Linux процветать, в отличие от других ОС?

ЙМХ: На этот счет есть множество теорий... но может быть, просто он оказался нужной вещью в нужное время: резкое снижение цен на оборудование, повсеместное распространение Интернета, и этот вежливый молодой парень из Хельсинки с волосами песочного цвета, любитель пингвинов...

LXF: Насколько важным для Linux было вмешательство фирм вроде IBM и HP в период работы над ядром 2.4?

ЙМХ: Думаю, что крупные поставщики систем были очень важны по нескольким причинам. Они не только платили зарплату некоторым из наиболее активных разработчиков ядра, чтобы те могли продолжать делать свою работу все время, они также придали дух легитимности идее свободного ПО. Не думайте, что я считаю свободное ПО нелегитимным, но есть люди в мире, которые не поверят, что Земля круглая, пока крупная корпорация не скажет им об этом факте, и IBM (в частности) с ранних дней помогала ускорять рынок FOSS. Хорошие примеры их лидерства – это открытие IBM своего пула патентов для проектов FOSS, и IBM показывает, что услуги – это хорошая модель зарабатывания денег.

Ключевые даты

Ян Мердок TUXTUX

Август 1993. Ян Мердок (M) основал проект Debian, нацеленный на улучшение Softlanding Linux System и следующий духу GPL.

Январь – март 1994. Выпущены Debian 0.91 и Slackware 1.1.2. Марк Юинг основал Red Hat, выпустив v1.0.

Март 1994. Линус Торвальдс анонсировал Linux 1.0, с исходными текстами объемом 1 МБ. Первая заплатка для этой ОС появилась пару дней спустя.

Апрель – октябрь 1994. SUSE выпустила первую «бету» S.u.s.E Linux 4.2, пронумерованную, видимо, из уважения к смыслу жизни, вселенной и всему остальному. Торвальдс окончил Хельсинкский университет со степенью бакалавра. В Линдоне (штат Юта) Рэнсом Лав [Ransom Love] и Брайан Спаркс [Bryan Sparks] основали Caldera Systems, чтобы производить дистрибутив Caldera OpenLinux.

Апрель 1995. Первый публичный релиз Apache Web Server (0.9.2). Он был построен на фундаменте HTTP Daemon Роба МакКула [Rob McCool] из Национального центра суперкомпьютерных приложений (NCSA).

Ноябрь 1995. Первый порт ОС на архитектуру Alpha. Порт «укрощался» Линусом на машине Alpha, которую раздобыл для него Йон ‘Мэддог’ Холл.

Январь 1996. Линус портирует ОС на архитектуру MIPS. Порт работает на машинах с R4x00, типа DECStation 5000, с поддержкой (в перспективе) более ранних машин.

Май 1996. Во время обсуждения вариантов талисмана для ОС, Торвальдс остановился на изображении дружелюбного пингвина, которое можно было легко анимировать, в отличие от неодушевленного логотипа Windows. Ларри Юинг [Larry Ewing] предложил дизайн.

Июнь 1996. Выпущен Linux 2.0. Исходный код раздулся до 5 МБ, и в logo.gif содержалось изображение пингвина Тукса [Tux].

1997–2001 Бум

И вдруг Linux появился повсюду... как и Интернет.
Что сталось с... Indrema?

Анонс в 2000 году игровой консоли, основанной на открытом ПО, осуществил мечты многих фанатов Linux. Однако рынок игровых консолей строится на концепции продажи вашего оборудования по себестоимости или даже ниже и возмещении потерь за счет лицензий на игры. Если кто угодно может писать и выпускать ПО для вашей машины, лицензионные поступления не осуществляются. Этому достойному похвалы проекту было суждено так и остаться лишь фантомом.

Период с 1997 по 2001 год был свидетелем сумасшедших дней бума дот-комов, когда под какую попало идею сделать деньги в Сети каждый мог получить невероятные инвестиции от венчурного капитала, по крайней мере, так казалось. Тогда Linux действительно начал расти. Разработчик ядра Алан Кокс [Alan Cox] вспоминает: «[Linux] начал расти как снежный ком где-то в 1996-м или около того. В 1995-м он был интересной технической загадкой, в 2000-м – большим бизнесом». Бум дот-комов продлился недолго, но он подтолкнул развитие Интернета, вывел его на первое место и помог расцвести Linux.

Связь между Linux и Интернетом – подлинный симбиоз. Рост числа интернет-соединений, и для домашнего использования, и для бизнеса, означал, что провайдерам и хостинговым компаниям нужно больше серверов: Linux на сравнительно дешевом оборудовании i386 был идеальным решением. Высвободившиеся деньги шли на финансирование новых проектов, позволяя большему числу оплачиваемых разработчиков работать над ключевыми открытыми проектами. В то же время, большее число людей в сети означало больше людей, интересующихся Linux, и значительно увеличивало число тех, кто мог содействовать движению, либо как полноценный разработчик, либо просто заполняя отчеты об ошибках и помогая тестировать ПО.

То, что каждый может присоединиться к проекту, – это реальная сила Linux и Open Source в целом. «Я скачал ядро 2.3.47 только для того, чтобы обнаружить, что Алан [Кокс] ушел и отметил мой NIC как устаревший! Поскольку я с некоторого времени интересовался разработкой ядра, я решил засучить рукава и исправить это». Вот так Эндрю Мортон [Andrew Morton] подключился к разработке Linux – сейчас он один из ведущих хакеров ядра и недавно начал работать в Google. Его опыт – типичный пример того, как многие открывали для себя Open Source. Ладислав Боднар [Ladislav Bodnar], создатель DistroWatch, рассказал нам, как он подключился к работе над клиентом электронной почты KMail: «Я хотел изменить работу некой кнопки. Скачал исходники, изменил соответствующий код, затем пересобрал и установил его. И заработало! Вот тогда я по-настоящему поверил в гибкость открытого ПО».

Дуэль рабочих столов

В этот период на передний план вышли многие из хорошо известных ныне имен. Появился Mandrake, основанный в 1998 году как ответвление от Red Hat (подробнее о Mandrake – через страницу). SUSE, выпустившую свой корпоративный дистрибутив v4.2 в 1996 г., многие воспринимали как европейский Red Hat. Но это было не только время Linux в серверном секторе: настольная версия становилась все более жизнеспособной. Хотя X Window был доступен в Linux с 1992 г. и входил в состав первых дистрибутивов, требовалось более функциональное окружение рабочего стола, способно переманить пользователей Windows.

Как, похоже, часто случалось в истории Linux, KDE начал жизнь с сообщения в Usenet. В статье, опубликованной в октябре 1996 г. на comp.os.linux под заголовком «New Project: Kool Desktop Environment (KDE)», немецкий студент Маттиас Эттрих [Matthias Ettrich] высказал свои замечания по поводу существовавших тогда рабочих столов, особенно указав на несогласованность и высокую цену. «По моему скромному мнению, графические интерфейсы должны предлагать завершенное графическое окружение», писал он. «Это должно дать возможность пользователям (!) выполнять их повседневные задачи: запуск приложений, чтение электронной почты, настройку своего рабочего стола, редактирование файлов, удаление файлов, просмотр изображений, и т.д. Все части должны соответствовать друг другу и работать вместе». Полный текст сообщения занял бы четыре страницы Linux Format, но вы можете прочитать его полностью на http://snipurl.com/x7x8.

Эттрих решил использовать для построения KDE инструментарий Qt. Он давал несколько преимуществ программистам, желающим писать большие, стройные приложения за довольно короткое время. Но у Qt был один недостаток – закрытость. Это обеспокоило тех, кто желал оставаться верным принципам GNU и свободного ПО. Торвальдс, всегда прагматичный, был вполне доволен KDE и тем, что он использует Qt. Но некоторые разработчики начали работать над инструментарием Harmony, свободной и совместимой альтернативой Qt, который так никогда и не был закончен. Другие переключились на конкурирующий проект Gnome, основанный Мигелем де Икасой [Miguel de Icaza] и Федерико Мена [Federico Mena] в августе 1997 г.

По мере взросления проектов, Интернет объяло пламя войн «KDE против Gnome», подчеркивая раздробленность и пристрастность, характерные для Linux. Как и следовало ожидать, когда проект раскалывается по таким фундаментальные вопросам, как лицензирование и свобода ПО, накал страстей дошел до уровней, ранее замечаемых только в спорах Vi против Emacs, битвах Atari против Amiga да на футбольных матчах «Манчестера Юнайтед» с «Арсеналом». Ну, это, может быть, крайность – все же они не были столь яростными, как «Vi против Emacs». В 2000 году Гаэль Дюваль [Gael Duval] из Mandrake призвал к перемирию: «Почему мы уподобляемся традиционным производителям ПО? Все люди разные: у каждого свои потребности. Давайте объявим, что стандартом являются и KDE, и Gnome, и любая другая свободная высокоуровневая среда рабочего стола, достаточно хорошая, чтобы сделать Linux более подходящим для всех пользователей».

Проблема лицензирования отошла на второй план, поскольку Qt вышел под собственной Q Public License в 1998 году, с переводом Unix-версии на GPL в 2000-м. В наши дни обе организации участвуют в http://Freedesktop.org и наслаждаются значительной совместимостью. Топор войны был зарыт – но соперничество не умерло.

Рабочий стол КДЕ 1.1

Собственный рабочий стол KDE 1.1 Маттиаса Эттриха.

Спасение Netscape

Знаете ли вы?

Имя Linux произошло от Linus + Minix, но Линус позже отверг имя Lignus, предложенное как комбинацию Linus и GNU. Это имя могло бы уберечь нас от всех этих разговоров «Это GNU/Linux, а не просто Linux» да «Как произносится Linux?».

Одно из наиболее важных событий этой эпохи произошло за сценой открытого ПО. В январе 1998 г. Netscape Communications Corporation выпустила исходный код своего титульного браузера, создав Mozilla Organisation, позже ставшую Mozilla Foundation. Это был весьма важный ход для Open Source, а следовательно, и для Linux. Самый факт спуска столь известного продукта на воду Open Source любимцем первоклассных дот-комов повысил понимание этого метода разработки, а финансовое обязательство, выданное Netscape вместе с этим релизом, предоставило финансирование также и разработчикам Open Source.

Похожее по важности событие произошло в октябре 2000 г., когда Sun открыла код своего Star Office под лицензией GPL и создала проект OpenOffice.org. При анонсе Netscape исполнительный директор Netscape Джим Барксдейл [Jim Barksdale] сказал: «Мы думаем, что это разительно изменит способ, которым люди фактически разрабатывают эти продукты, на многие последующие годы. Это станет историческим днем в данной цепи событий». Sun и Netscape, несомненно, продемонстриро- вали, что коммерческие компании могут создавать открытые проекты. Firefox и OpenOffice.org – две наиболее популярные открытые программы, на любой платформе.

Эти проекты дали возможность Open Source проникнуть в новые области, что доказывается и множеством людей, использующих их на Windows, и их поддержкой операционной системой Mac OS X. Наличие одного и того же ПО на Windows и Linux устраняет одно из препятствий для предприятий, переходящих на Linux, поскольку их пользователи уже знакомы с ключевыми программами. Вместе с растущим использованием программ, основанных на браузерах, это значительно снижает необходимость переобучения персонала. В некоторых случаях предприятия сообщают, что пользователи даже не замечали смены ОС.

OODraw

Портрет раннего OpenOffice.org Draw.

Интервью: Нат Фридмен

Нат Фридмен

Нат Фридмен присутствовал рядом с Мигелем де Икасой при рождении проекта Gnome. Они основали Ximian для разработки рабочего стола Gnome, а в 2003 году компания была приобретена Novell. Фридмен продолжает работать над Gnome и сейчас.

LXF: Когда Вы впервые столкнулись с Linux?

НФ: Впервые я запустил Linux в 1993 году на 386 машине, которую купили мне родители. Его показал мне мой друг Эдвард Лопер [Edward Loper]. Мы съездили на велосипедах в Университет штата Вирджиния, скачали образы SLS, записали их на 3,5-дюймовые дискеты и отвезли их домой в рюкзаках. Тогда нужно было использовать Norton Disk Editor, чтобы сделать ваш Linux-раздел загружаемым. В Linux была поддержка удаленного TTY, и я собрал кабели RS/232 из телефонного провода RJ-11 и поставил терминал в комнате своей сестры, так что она могла получать электронную почту и использовать Gopher и IRC. У меня также был калькулятор HP48, на котором работал эмулятор VT100. Мы поставили его в ванной, и прокинули туда кабель, и можно было болтать по IRC из туалета.

Linux поставлялся с компилятором C++, а я как раз изучал объектно-ориентированное программирова- ние. И в то время существовал почтенный xspringies Дуга ДеКарло [Doug DeCarlo], который, похоже, уже почти забыт. Я нашел пару людей, используя трюк с привязкой к телефонным номерам статических IP, и у некоторых из них был Linux; я пользовался ytalk для контактов с ними на их компьютерах. Одним из них оказался Джеф Апхофф [Jeff Uphoff], который управлял списком рассылки по безопасности Linux, и мы скоро подружились. Думаю, мне было тогда лет 15 или 16. Это было невероятно забавное время.

LXF: Как появился Ximian?

НФ: Я потратил четыре года, по общему мнению – работая над дипломом, но в основном изучая Linux и Open Source и знакомясь со множеством людей из того мира. В летнее время и в различные перерывы я прошел несколько коротких стажировок в Microsoft, SGI, Media Lab и Red Hat. Я знал, что, получив высшее образование, захочу основать свою фирму. Каждый раз, когда я мог, я заходил на Linux-конференцию. Я встретил этого невероятно энергичного мексиканца по имени Мигель де Икаса в IRC, навещал его пару раз в Мехико, и мы подружились. Когда я закончил учебу, для нас было совершенно естественным основать фирму вместе.

Ключевые даты

Маттиас Эттрих Мигель де Икаcа Логотип Qt Первый номер LXF

Февраль 1997. Ричард Столлмен не одобряет KDE Маттиаса Эттриха (E), использующего Qt как основной инструментарий, и вынашивает планы по созданию более дружественного с точки зрения GPL окружения рабочего стола.

Август 1997. Мигель де Икаcа (I) основал проект Gnome (GNU Network Object Modelling Environment) после неудачной попытки убедить Trolltech, разработчика Qt, принять двойное лицензирование.

Апрель 1998. Netscape, в отчаянной попытке выдержать бешеную атаку Internet Explorer, открывает код Netscape Navigator 5.

Июль 1998. Выпущены Debian 2.0 и KDE 1.0; база данных промышленного уровня Informix портирована на Linux.

Сентябрь 1998. Позорные «хеллоуинские» документы утекают из Microsoft, раскрывая методы, которыми компания намеревается бороться с угрозой Open Source.

Декабрь 1999. Просто чтобы показать, что Linux никак не защищен от безумия дот-комов, VA Linux побивает все рекорды отрасли свой первой продажей акций.

Апрель 2000. Открыт Minix, прародитель Linux. Также в апреле был основан Linux Format (вслед за тестовым Linux Answers) с Ником Вейчем у руля. Заголовок его новостей гласил: «Corel становится ‘агрессивным’ с Linux».

Сентябрь 2000. Вслед за выпуском Qt для Linux под GPL Столлмен и Free Software Foundation «отпустили грехи» тем, кто осквернил GPL своим вкладом в KDE.

Январь 2001. На замену полному ошибок релизу 2.2 выпущено ядро 2.4.

2001–2004 Тяжелые времена

После бума настал спад. Как Linux выжил?
Что сталось с... United Linux?

Образованный в 2002 году, United Linux был попыткой создать стандартный основной дистрибутив, чтобы избежать раздробленности, затронувшей Unix и грозившей Linux. Это был консорциум SUSE (позже поглощенной Novell), Turbolinux, Conectiva (впоследствии слившейся с Mandrake) и SCO Group. Работа замедлилась после подачи SCO ее иска против IBM, и в начале 2004 года Novell объявила, что «нет больше смысла» в группе с тех пор, как SCO заняла столь агрессивную позицию.

Если какая-нибудь компания доказывает изменчивость фортуны, так это MandrakeSoft (ныне Mandriva). Ее вдохновитель и соучредитель Гаэль Дюваль начал работать с Linux, по его словам, «переводя некоторые HOWTO и Linux-документацию». Через год он выпустил законченный дистрибутив. Mandrake Linux 5.1 был выпущен в июле 1998 года как «KDE-фицированная» версия Red Hat, сохранив тот же номер версии, что и релиз Red Hat, на котором он был основан.

Mandrake вскоре приобрел свою индивидуальность, во многом благодаря всеобъемлющему набору удобных инструментов конфигурации и одному из самых простых инсталляторов. Он получил репутацию дистрибутива, дружелюбного к новичкам, хотя пригодного и для опытных пользователей. Mandrake был также славен использованием последних, даже передовых свободных программ, хотя это подчас подрывало стабильность.

А потом бум дот-комов закончился, и руководство Mandrake приняло ряд неудачных решений. Чтобы предупредить спад в бизнесе, они вложили средства в другие области, наняв при этом дополнительный персонал (и увеличив расходы). Фактически, основной бизнес продолжал приносить прибыль, зато вложения опустошали финансовые резервы. MandrakeSoft начала процедуру защиты от банкротства (redressement judiciaire – сохранение деятельности неплатежеспособного предприятия под судебным надзором) во французских судах в начале 2003 г. Но спустя 14 месяцев судебной защиты, MandrakeSoft смогла начать получать прибыль и создала план выплат долгов своим кредиторам, утвержденный судом. Это был урок ценой в миллионы евро: «не сломалось – не чини».

Платное участие

Одним из факторов возрождения Mandrake был Mandrake Club, сетевой сервис для сообщества энтузиастов, действующий на принципах подписки. Это был разумный способ наладить прямую связь (и потоки прибыли) между компанией и пользователями. Дюваль недавно сказал нам: «Я думаю, обратная связь от сообщества была ключевым фактором, который помог нам не остановиться вообще и сказать: «Что ж, мы сдаемся». Вскоре после этого компания выпустила Mandrake Linux 10.0, вероятно, лучший дистрибутив того времени.

Дистрибутивы Linux и их изготовители вереницей сменяли друг друга за десяток лет после рождения Linux, многие появлялись без особых фанфар и еще незаметнее умирали. Одной из них могла бы стать Caldera Systems, основанная в 1994 г. Ее основным продуктом был Caldera Linux, дистрибутив, нацеленный на бизнес-пользователей, и она также между делом приобрела ряд продуктов Unix. К 2001 г. финансовые аналитики предупреждали, что компания еле держится на плаву.

В 2002 г. основатель Caldera и исполнительный директор Рэнсом Лав [Ransom Love] оставил компанию, и его заменил Дарл МакБрайд [Darl McBride]. После перемены имени компании на SCO, МакБрайд показал, что ее уход с рынка Linux будет далеко не тихим, из-за тяжбы с IBM в 2003 г. с суммой иска в миллиард долларов за использование «ворованного» кода в частях ядра Linux (IBM участвовала в разработке ядра 2.6). Хотя МакБрайд не упускал возможности заявить, что Linux содержит «код ядра Linux строка в строку совпадает с нашим кодом UnixWare», доказательств было представлено очень мало. В августе 2003 г. Торвальдс сказал, что компания, должно быть, «обкурилась крэком». В феврале 2004-го Торвальдс рассказал Business Week Online немного более подробно, что это абсолютно безосновательные заявления. «Есть буквально несколько уровней, где SCO заблуждается», говорил он. SCO, в конце концов, предложила пользователям возможность избежать исков при использовании «грязных» версий Linux, купив лицензию за 699 долларов на машину. Рассмотрение дела в суде назначено на февраль 2007 г.

SCO: послевкусье

Необходимость защищаться от инсинуаций затронула и тех, кто участвовал в разработке Linux, и сам процесс разработки. Никто не хотел быть обвиненным в воровстве или доказывать свою невиновность, когда дел и так по горло. Когда мы спросили Памелу Джоунс [Pamela Jones], редактора Groklaw, как эта тяжба влияет на Linux, она сказала нам: «Это раздражает и создает стресс. Представляете, что чувствует Линус, когда его проект ни с того ни с сего обвиняют в воровстве? Нужно волноваться, внимательно просматривать код, записи участников, беседовать с юристами, давать показания и так далее. Хорошего мало». (Читайте полное интервью с Памелой Джоунс далее).

Пока Mandriva боролась за возрождение, SUSE была обласкана Novell, купившей ее в январе 2004 г. «Никакой другой корпоративный поставщик Linux не имеет опыта разработки ОС и возможности оказывать техническую поддержку по всему миру, которые может предоставить Novell», предсказывал Джек Мессман [Jack Messman], директор Novell, и как жест доброй воли, вся ИТ-система Novell была переведена на SUSE. «Не было никакого сопротивления ни внутри, ни со стороны клиентов», рассказывает Тони Данн [Tony Dunn], директор Novell по Linux в Великобритании, Среднем Востоке и Африке. «Внутренне, слияние двух компаний с различными культурами всегда требует осторожного менеджмента. Но в целом взгляды сотрудников из Novell и SUSE были очень позитивны. У некоторых клиентов возникали вопросы по поводу коммерческих аспектов открытой модели разработки; однако, получив объяснения, они понимали реальные выгоды и потенциал».

В Linux-сообществе были страхи, что приобретение ведущей корпорацией испортит SUSE; что она станет менее открытой. Фактически, произошло обратное: до этого приобретения Linux Format не мог поместить SUSE на свой диск, пока не получит особое разрешение, потому что и другие инструменты SUSE не были свободны для распространения. Novell пошла на выпуск их под GPL. Недорогой дистрибутив SUSE Personal был отброшен, но на его место (в 2005 году) пришел OpenSUSE, содержащий только свободное ПО.

Вызов большим мальчикам

30 июня 2001 г. Дэвид Уилер [David A. Wheeler] опубликовал результаты исследования, показавшего, что разработка типичного Linux-дистрибутива обычными средствами обойдется в примерно в 1 млрд. долларов. Он выяснил, что Red Hat 7.1 содер- жит примерно 30 млн строк кода, отражающих более чем 8000 человеко-лет разработки.

С дистрибутивами вроде Debian и Slackware, взывающими к пуристам и энтузиастам Linux и Open Source, и Red Hat и SUSE для коммерческих пользователей, оставалось захватить еще одну рыночную нишу. Это произошло в конце 2001 г. с выходом Lindows. По названию было ясно, как оно пытается позиционироваться, а если было недостаточно ясно, то у основателя компании был удачный рупор ее интересов в лице обладающего притягательной силой Майкла Робертсона [Michael Robertson], набившего карман продажей MP3.com компании Vivendi Universal за 372 млн. долларов. Целью Робертсона было производить дистрибутив Linux, способный делать все, что делает Windows, за счет умения запускать основные приложения Windows наряду с ПО для Linux (хотя юристы из Редмонда и вынудили его изменить название проекта на Linspire). Особой популярности среди Linux-пуристов он не получил, но для них он и не предназначался.

Робертсон крепко положил глаз на настольные системы - чтобы ОС Linux появилась на компьютерах обычных пользователей. Это стало следующей целью энтузиастов Linux; и кое-кто начал предсказывать, что «следующий год станет годом Linux на рабочем столе». В то время нельзя было найти ноябрьский или декабрьский Linux-журнал, где бы отсутствовал такой прогноз. Сейчас эти предсказания менее распространены, потому что либо людям уже набила оскомину эта фантазия, либо они осознали реальную ситуацию. Linux растет скорее эволюционно, нежели революционно. С каждым годом он хорошеет, каждый год привлекает больше пользователей, каждый год о нем узнают больше. Хотя, принимая во внимание популярность Firefox в последнее время, возможно, будет правдой сказать, что 2006 г. – это год настольных Linux-систем...

Интервью: Памела Джоунс

Видимо портрет

Начатый в мае 2003 г., блог Памелы Джоунс (Pamela Jones), http;//Groklaw.net, стал колючкой в боку SCO, с тех пор как она принялась обсуждать его судебные процессы. Получив неполное юридическое образование, Джоунс теперь журналист и ведущий защитник идеалов Open Source.

LXF: До процесса SCO у вас был большой опыт работы с Linux?

ПДж: Да. Поэтому я и заинтересовалась этим судебным делом. Мне нравятся компьютеры, и я постоянно использую несколько ОС. Так что когда SCO появилась на сцене, мне это определенно бросилось в глаза, потому что угрожало тому, о чем я заботилась.

LXF: Принес ли этот суд пользу Linux, способствуя пересмотру процедур, большей открытости процессов, и так далее?

ПДж: Процесс был несколько скорректирован, чтобы даже посторонним стала очевидна возможность отследить все изменения в коде, но правда в том, что это можно было сделать всегда. Ядро открыто и доступно любому 24 часа в сутки 7 дней недели, и вы можете отследить для себя все, произведя «обратный отсчет». Зато, я думаю, это помогло каждому осознать важность GPL и значимость работы с юристами до того, как произойдет неприятность, чтобы избежать ненужных проблем. Я считаю, что сотрудничество программистов и юристов – очень позитивное достижение. Теперь каждый знает, что бывают люди вроде тех, что в SCO, и нужно быть готовыми ко встрече с ними.

LXF: Что произойдет с Groklaw, если или когда этот суд наконец-то завершится?

ПДж: О, суд обязательно завершится, он только кажется бесконечным. Что касается Groklaw, то теперь это серьезное сообщество, и занимается множеством других дел. Я сфокусировалась на SCO, потому что это касалось всех и иллюстрировало ход судебного дела. Для этого нужен был затяжной процесс, и это было моей целью. Так что мы, видимо, продолжим работу, освещая в новостях другие разбирательства. Хотя в конечном итоге это зависит от моих читателей. Когда я запустила Groklaw, предполагалось заниматься множеством судебных процессов, но однажды SCO стал доминирующим, поскольку читателей это очень волновало. Мы уже охватываем множество других тем, так что я ожидаю, что мы будем работать и дальше.

Дарл МакБрайд был недоступен для интервью из-за приближающегося судебного заседания по делу SCO против IBM.

Ключевые даты

Март 2002. Дэниел Роббинс [Daniel Robbins] выпускает Gentoo 1.0, Linux-дистрибутив, в котором весь стек ПО собирается из исходных текстов, чтобы c гарантией все оптимизировать для целевой системы.

Май 2002. Объявлено о выходе OpenOffice.org 1.0, основанного на Star Office от компании Sun.

Март 2003. SCO – ранее Caldera Systems – объявляет о своем намерении возбудить дело против IBM о незаконном присвоении миллионов строк кода оригинальной системы Unix System V и перенесенных в Linux. Под руководством Дарла МакБрайда (D) SCO продолжит разборки с Autozone и Daimler Chrysler, Red Hat подаст в суд на SCO, SCO подаст в суд на Novell, Novell подаст в суд на SCO...

Июль 2003. Red Hat объявила, что уходит от продаж «коробочных» версий Red Hat для настольных систем и вместо этого запускает свободный, ориентированный на сообщество проект Fedora, как тестовый полигон для их корпоративных продуктов.

Август 2003. Novell покупает Ximian и ровно через три месяца заявляет о своих планах выйти на рынок дистрибутивов, приобретя SUSE.

Июль 2004. Microsoft улаживает свой спор с Lindows, заплатив компании 24 млн. долларов и согласившись на использование некоторых медиа-библиотек Windows. Lindows становится Linspire.

Октябрь 2004. Выпущен Ubuntu, детище космического туриста Марка Шаттлворта [Mark Shuttleworth]. Продукт является ответвлением от Debian, и разработчики обещают выдерживать шестимесячный цикл разработки, как у Gnome.

Ноябрь 2004. Выпущен Firefox 1.0. Браузер основан на Mozilla, выросшей из пепла открытого Netscape Navigator 5.

Октябрь 2004. IBM использует свое эфирное время в трансляции Суперкубка для рекламы своего выбора Linux. Головокружительный ролик показывает Мохаммеда Али и маленького мальчика в белой комнате, который «изучает то, что изучаем мы».

2005–2006 Возврат к основам

Сообщество одумывается.
Что сталось с... DemoLinux?

DemoLinux был LiveCD-дистрибутивом, на три года опередившим Knoppix. И он с полным основанием мог бы претендовать на звание первого в этом роде: загрузка с LiveCD полноценного графического рабочего стола. В версии 2.0 даже был Star Office и выбор Gnome или KDE. Проект был активен в течение года, пройдя за это время путь от 1.0 до 3.01. С тех пор выпусков DemoLinux больше не было, но он все еще доступен на www.demolinux.org.

Дистрибутивы типа Red Hat и Debian производятся большими командами разработчиков, но бывает, что программист-одиночка делает дистрибутив (хотя бы и производный от другого), оказывающий значительное влияние. Это, несомненно, справедливо в отношении Slackware Патрика Фолькердинга. Slackware – не только старейший из выживших дистрибутивов, но также отец некоторых основных дистрибутивов и дедушка многих других.

Другой дистрибутив одного автора, впечатляющий по многим причинам – более современный Knoppix, написанный немецким программистом, ИТ-консультантом и пианистом Клаусом Кноппером [Klaus Knopper] (некоторые из его музыкальных сочинений размещены на http://www.knopper.net/music). Если вы не слышали о Knoppix, это LiveCD-дистрибутив: он загружается и работает непосредственно с CD, или DVD для более поздних версий. Его вообще не нужно устанавливать на ваш жесткий диск, хотя он способен использовать существующий раздел как домашний каталог для хранения документов и настроек.

Об определении этого первого LiveCD-дистрибутива можно спорить, в зависимости от того, что вы называете дистрибутивом. Считаете ли вы таковым CD-версию системы восстановления, предоставляющую только интерфейс командной строки? А как насчет оценочного диска SUSE? Так или иначе, Knoppix признан первым «правильным» LiveCD: он загружает графический рабочий стол с набором приложений. Но действительно работоспособным Knoppix сделала его система распознавания оборудования. На CD нельзя было сохранить основные установки, так что системе приходилось определять и настраивать ваше оборудование – экран, разделы жесткого диска, сеть, звук и многое другое – при каждой загрузке.

Карманный Linux-компьютер

Как и многие другие проекты, Knoppix был создан из любопытства. «Я хотел разобраться, как работают загрузочные CD, а когда базовая система заработала, я добавил кое-что лично для себя, например, распознавание оборудования и автоматический запуск предварительно настроенного рабочего стола». Кноппер говорил Ладиславу Боднару в 2002 году: «Когда вы преподаете информатику, ПК студентов не всегда настроены как надо. Так что для меня наличие загрузочного CD с полной установкой многое упростило». Проект никогда не предназначался для публичного выпуска, но тем не менее приобрел популярность как переносной компьютер, система восстановления и тестер совместимости оборудования, и к середине десятилетия стал столь же известен среди домашних пользователей Linux, как Mandriva, Fedora и SUSE.

При простом менеджере пакетов Debian и множестве приложений, Knoppix легко было модифицировать и подгонять под свои нужды (см. LXF74/75). Это стало развлечением для многих, и в 2005 г. новые дистрибутивы на базе Knoppix появлялись чуть ли не еженедельно. Вскоре многие из них, да и сам Knoppix, начали дополняться инсталляторами для установки на жесткий диск, стирая грань между LiveCD и традиционными дистрибутивами. Старые проекты ощутили стресс: если можно загрузить LiveCD, типа SimplyMepis или PCLinuxOS, увидеть, что все работает, и затем просто щелкнуть по иконке, чтобы установить его, захочется ли пробовать что-то еще? В результате другие дистрибутивы сейчас заменяют свои установочные диски на LiveCD (Mandriva и Ubuntu), или предлагают вариант LiveCD для вас, чтобы его можно было сначала попробовать.

Еще одна ударное достижение последних двух лет – готовность изготовителей встраивать Linux в самые разные устройства, например, в хорошо принятый планшет Nokia 770. Trolltech, компания, стоящая за Qt, сыграла огромную роль со своей платформой Qtopia. Бенуа Шиллингс [Benoit Schillings], ее технический директор, говорит, что Trolltech «увидела заметный сдвиг в принятии Linux производителями устройств» в прошедшие несколько лет: «Мы тесно сотрудничали с другими первопроходцами Linux, назову хотя бы Motorola, ZTE, Datang и Kangaroo TV, сделавшими Linux жизнеспособной платформой в области, где прежде выбор был только среди Microsoft, Symbian и проприетарным ПО».

Дистрибутив или образ жизни?

Хорошие дистрибутивы Linux зачастую управляются сообществом; они появляются, люди пробуют их, рассказывают своим друзьям, затем те пробуют их. И если дистрибутив хорош, молва о нем распространяется быстро. Именно так было с Knoppix, и так случилось и с Ubuntu. Трудно поверить, что Ubuntu менее двух лет от роду (первым релизом был 4.10, номер версии отражает год и месяц выпуска). Сегодня Ubuntu находится на верхней строчке рейтинга DictroWatch.com, на момент написания статьи почти на 40% опередив дистрибутив OpenSUSE, занимающий второе место. За свою короткую жизнь Ubuntu завоевал массу премий и наград, и его популярность продолжает расти.

Марк Шаттлворт, основатель Ubuntu, думается, вложил в проект немало денег, но это не единственная и даже не основная причина его стремительного взлета. Другие применяли подобный подход гораздо менее успешно. Причина успеха Ubuntu, по мнению авторов данной статьи, в понимании того, что нужно людям – и инициативные пользователи ценились гораздо больше, чем финансовые вливания. К 2005 г. популярные дистрибутивы раздулись с обычных в 2001 г. двух дисков до пяти дисков или DVD. Единственный CD-диск Ubuntu содержал все необходимое для начала, имел простой процесс установки и единственный рабочий стол (Gnome), привлекая тех, кто не желал устанавливать заодно с дистрибутивом всякие экзотические примочки.

Подобно Knoppix, Ubuntu основан на нестабильной ветви Debian. Он исправил основные неудобства Debian – недружественную инсталляцию, растянутый цикл обновлений, устаревшие пакеты – и сохранил его хорошие качества.

Но феномен Ubuntu – это больше, чем версии ПО и инсталляторы. Опросите группу пользователей Ubuntu (или любого из его клонов, типа Kubuntu или Edubuntu), что им нравится в нем больше всего, и в большинстве ответов прозвучит слово «сообщество». Ubuntu – дистрибутив, реагирующий на потребности своих пользователей, да и направляется ими же, с чем трудно справиться коммерческому дистрибутиву. Когда мы спросили Марка Шаттлворта, на каких пользователей ориентирован Ubuntu, он сказал: «на разработчиков и людей, которые о компьютерах мало знают и знать не хотят, а хотят иметь средство для своей работы – где они без усилий найдут то, что им нужно». Звучит как противоречие, но на самом деле его здесь нет: именно смесь разработчиков и обычных пользователей обогащает сообщество.

Знаете ли вы?

На самом деле, никто не знает, сколько в мире пользователей настольных систем Linux. Windows и OS X могут сосчитать продажи лицензионных копий, но пользователи Linux могут получить дистрибутив через анонимные закачки, с журналь- ных дисков или от друзей. По различным оценкам, доля Linux на рынке ОС – от 1 до 5 процентов.

Новый менеджер сообщества Ubuntu в Canonical Ltd. (официальный спонсор Ubuntu), ветеран-пропагандист Джоно Бэкон [Jono Bacon] должен запрягать и подхлестывать эту смесь пользователей. И мы думаем, он с этой работой справляется. Бэкон начал эксперименты с Linux в 1998 г. – затем, как он говорит, «однажды ночью – эврика! – я осознал потенциал исследований при участии в сообществе. От возбуждения я не смог уснуть и потратил всю ночь, записывая в блокнот, что я мог бы сделать и как улучшить свободное ПО».

В последнее время наблюдается ободряющий возврат к основам. Популярность однодисковых дистрибутивов, успех проектов-конструкторов «сделай сам» типа Gentoo и Linux From Scratch, теплый прием OpenSUSE и Fedora Core – все это демонстрирует саморегулируемость природы сообщества Linux. Если нас не устраивает направление движения, мы (или те из нас, у кого есть необходимые умения) можем отступить и перейти на другой образ действий. Таким образом, Open Source – это несколько больше, чем способность изменять работу программы: может круто поменяться и направление операционной системы, если этого захочет достаточное число пользователей, и неважно, какие решения приняты в залах заседаний.

Интервью: Джим Землин

Джим Землин

Джим Землин [Jim Zemlin] стал исполнительным директором Free Standards Group в мае 2004 г., поработав как вице-президент по маркетингу в Covalent. Сформированная в 1998 г. FSG верит, что открытое ПО для дальнейшего развития следует стандартизировать. Среди ее проектов – Linux Standards Base.

LXF: Как, по-вашему, изменилось ли отношение людей к Linux за эти годы?

ДжЗ: Я участвую в движении Open Source с 1999 года. За это время рынок вырос из «новой» методологии разработки и лицензирования, применимой немногими, до движения, наиболее влиятельного на рынке, бросившего вызов всем предрассудкам, которые у нас были в отношении разработки и продажи ПО. Linux заменяет любой вариант Unix как основная угроза Microsoft.

LXF: Вашей целью является еще большая стандартизация, всегда критикуемая изнутри сообщества?

ДжЗ: На самом деле, нет. Разработчики Open Source, возможно, лучше чем кто-либо понимают, что стандартизация способствует инновациям. Без HTTP у нас не было бы Apache. Люди не хотят заново изобретать велосипед; они хотят что-то изменять и строить что-то новое и полезное. Все пришедшие к соглашению по базовому набору функций будут способствовать этой инновации.

Наша самая большая проблема, вероятно, та же, что и у любых других попыток стандартизации: поиск «золотой середины» между потребностью в стандартах и потребностью поставщиков отличаться друг от друга. Но в мире Open Source это напряжение, вероятно, более очевидно из-за необычайной скорости развития. Я бы сказал, что самый большой компромисс, достигнутый сообществом Open Source – это понимание важности стандартов, обратной совместимости И прочих вещей, который не слишком занятны, но жизненно важны для коммерческого применения.

LXF: Какие основные проблемы ждут Linux в следующие два – пять лет?

ДжЗ: Думаю, важно, чтобы поставщики Linux продолжали поддерживать стандарты, типа LSB, чтобы разработчики приложений могли охватывать большие возможности Linux. Также нужна индустрия Linux, предоставляющая разработчикам больше инструментов и поддержки. Недавно был призыв к действию на eWeek.com, гласивший, что Linux должен предложить аналог Microsoft Developer Network. Это большая проблема для Linux, но я уверен, что она будет решена.

Также очевидно, что настольные системы Linux имеют немало насущных проблем, требующих решения: например, заставить печать «просто работать» для обычного пользователя. Я, опять-таки, уверен, что рынок обратит на это внимание.

Ключевые даты

Эндрю Мортон Эбен Моглен

Январь 2005. Профессор Массачусетского технологического института Николас Негропонте объявил на Международном экономическом форуме в Давосе (Швейцария) об амбициозном проекте создать ноутбуки по цене 100 долларов для детей в развивающихся странах. Ученые мужи разумно предположили, что только Linux предоставляет преимущества стоимости и гибкости, способные сделать этот проект реальностью.

Февраль 2005. Заместитель командующего по ядру Эндрю Мортон (А) объявляет, что будущая версия текущего ядра 2.6 будет интегрирована с ПО виртуализации Xen.

Апрель 2005. Mandrake (у которого были про блемы из-за товарных знаков Hearst Corporation) объединяется с бразильским поставщиком дистрибутива Conectiva и становится Mandriva.

Август 2005. Novell запускает проект OpenSUSE, который, подобно Fedora и Red Hat, будет работать как учебный полигон для корпоративных продуктов компании. Novell надеется влиться в сообщество разработчиков Linux, чтобы улучшить свои собственные продукты и «распространять весть о Linux».

Январь 2006. Ричард Столлмен и его команда юристов – прежде всего, Эбен Моглен (Э) – начали 12-месячные дебаты по обновлению GNU General Public License, чтобы она учитывала управление цифровыми правами (digital rights management) и патентами на ПО. Линус Торвальдс отказался переводить код ядра на новую лицензию.

Март 2006. Основатель Mandrake Гаэль Дюваль оставляет Mandriva упражняться в снижении затрат и основывает новый проект настольного дистрибутива под названием Ulteo.

Май 2006. Google объявляет о выпуске своего первого настольного приложения для Linux, Picasa for Linux. В следующем месяце удивительная Google Earth выпущена как полностью «родное» приложение.

Июнь 2006. Появился Ubuntu 6.06 LTS. Этот дистрибутив – первый релиз Ubuntu, объявленный пригодным для бизнес-применения.

Взгляд в будущее

Чего ожидать в следующие несколько лет?
Что сталось с... GP2X?

Этот отважный маленький «наладонник» поддерживается живой и энергичной группой. Появившийся в 2005 г., он обещает выполнять практически любое приложение, какое вам нравится, включая музыкальные и видео-плейеры, web-серверы и игры. На этот момент только Vektar выпускается на коммерческой основе, и хотя доступны различные свободные и открытые игры, есть надежда, что GP2X сможет принести достаточно дохода от лицензирования. В сентябре 2006 г. было объявлено, что его вторая игра, Payback, приближается к выпуску.

Мы хотели бы завершить статью обсуждением, какие достижения и препятствия могут возникнуть у Linux в грядущие годы – но разве это предскажешь? Или мир Linux слишком извилист для точных прогнозов? Кто, например, мог представить 15 лет назад, что один довольно талантливый хакер, который возился с папашиным Vic-20, сможет создать нечто имеющее столь глубокий эффект? Кто мог предсказать, что миллиардер из Южной Африки, желающий улучшить образование африканских детей, почти вырвет рынок дистрибутивов из-под носа первопроходцев?

Как мы обсуждали на предыдущей странице, Linux направляется нуждами своего сообщества. В отличие от традиционного бизнеса, когда компания решает, какой продукт можно продавать для получения прибыли, и изо всех сил убеждает покупателей, что именно этот продукт им и нужен, Open Source реально дает пользователям то, что они хотят. Это среда, действительно ведомая потребителями, в противоположность среде, ведомой принципом «что, по нашему мнению, мы сможем всучить потребителям», потому-то развитие Linux столь захватывающе... и непредсказуемо.

Так что, не имея заслуживающего доверие хрустального шара, мы дадим вам нечто получше: предсказания людей, очень близких к Linux.

Джефф Во

Джефф Во

До недавнего времени Джефф Во [Jeff Waugh] работал в Canonical. Он оставил свой пост в начале этого года, что-бы отдаться своей подлинной страсти: Gnome.

«Я думаю, вслед за выходом Vista в определенной степени подключатся и «партийные шляпы». Новая версия Windows выглядит мыльным пузырем, и, похоже, не сильно-то возбуждает у бизнеспользователей желание обновляться сразу после релиза. Возникает вопрос: «Если обновление до Vista – большая морока, то почему бы не рассмотреть эту штуку по имени Linux, или другие варианты?» Я думаю, Apple останется значительной угрозой для FOSS, но «наши» компании готовятся к борьбе. Ubuntu 6.06 и SUSE Linux Enterprise Desktop 10 – превосходные продукты. Такие вещи, как улучшенное управление питанием и технологии отрисовки экрана, развиваются сейчас в Gnome очень быстро. Может, у Vista и есть преимущества в интерфейсе, но в терминах дерзкого, аппаратно ускоренного пользовательского опыта мир FOSS превосходит все предлагаемое в Vista».

Себастьян Кюглер

Себастьян Кюглер

Себастьян Кюглер [Sebastian Kugler] – член команды по маркетингу KDE.

«За пять лет мы выйдем на основной рынок ПО, отхватив на нем примерно 10%. В этом месте поставщики оборудования и ПО начнут заботиться об активной поддержке Linux. Достоинства открытой модели разработки («стоя на плечах гигантов») теперь реально окупаются. Скорость разработки свободного ПО и качество продукта станут значительно лучше, чем проприетарного ПО.

Сейчас KDE готовит основу на следующую пару лет. Для рабочего стола KDE станет предельно просто разрабатывать полнофункциональные, полностью интегрированные приложения на множестве языков программирования. Новые креативные концепции станут результатом открытости свободного ПО для сочувствующих, не занятых непосредственно в разработке».

Гаэль Дюваль

Гаэль Дюваль

Дюваль был одним из лидеров разработки Mandrake/Mandriva. Он ушел из компании в марте и готовит выход Ulteo, нового дистрибутива.

«В сфере серверов, я думаю, виртуализация с Xen и дополнительные средства безопасности (NSA SELinux, ядра RSBAC...) становятся горячее с каждым днем. На настольных системах самое последнее заметное достижение, по-моему, трехмерные средства для рабочего стола. Это забавно, и я не могу дождаться, пока они начнут работать со всеми видеокартами. Но появляются новые, менее заметные технологии, типа UnionFS и Fuse. Они очень многообещающи, потому что делают Linux еще более гибким и позволяют нам проектировать некоторые совершенно новые способы использования Linux (вроде тех, что можно найти в LiveCD). Так что я действительно думаю, что хотя многие дистрибутивы Linux весьма «консервативны» на настольных системах (помимо 3D- средств), мы теперь находимся на «пороге эпидемии», и это обещает очень крутую и увлекательную разработку на следующие несколько лет».

Крис ДиБона

Крис ДиБона

Крис ДиБона [Chirs DiBona] отвечает за Linux и Open Source в Google.

«Linux продолжит доминировать на рынке серверов и будет значительно вторгаться в мобильное пространство. Доля рынка настольных систем достигнет, возможно, уровня 3%, включая корпоративные и правительственные развертывания. Дальнейшая разработка Wine и Mono имеет потенциал для удержания миллионов людей от обновления до Vista, чреватого потерей обратной совместимости со своими приложениями. К тому же, я думаю, мы еще оглянемся на дебют Ubuntu 6.06 и SLED 10 как на пово- ротную точку в принятии Linux. Наконец, я думаю, что патенты на ПО резко атакуют Linux и другое ПО с [точки зрения] укоренившихся проприетарных интересов».

Знаете ли вы?

Основано более 800 проектов Linux-дистрибутивов. Многие из них являются ответвлениями существующих дистрибутивов, которые в свою очередь являются ответвлениями других. Некоторые специфичны для определенных областей, включая поддержку различных кодовых страниц или языков. Большая часть сейчас исчезла в результате того, что разработчик потерял к ним интерес или больше не существует потребности в его специализации.

Блейк Росс

Блейк Росс

Блейк Росс [Blake Ross] был одним из ключевых разработчиков проекта браузера Mozilla и основал Firefox с Дэйвом Хайяттом [Dave Hyatt]. Сейчас он находится в годичном отпуске в Стенфорде.

«Работа с компьютерами достигла поворотной точки. В прошлом обсуждения фокусировались на внутреннем устройстве. Мы отвечали на вопросы, уходящие корнями в информатику: Как мы ускоряем эти вещи? Как мы повышаем эффективность многозадачности? Эти проблемы никогда не будут «решены» – всегда останется потребность сделать быстрее, мощнее, компактнее, но современные компьютеры могут без усилий обработать все, что в обозримом будущем понадобится среднему человеку.

Я думаю, что ответ лежит между ОС и Интернетом. Эти две чрезвычайно передовые платформы прекрасно дополняют друг друга, но фактически ничто их не связывает, что ставит людей перед безрадостным выбором. Хотите – создавайте контент с помощью мощных инструментов в свободном от рекламы окружении и схороните его среди хлама своей файловой системы, которая доступна в любое время, но не отовсюду, и только вам; а хотите – создавайте контент более слабыми инструментами и разместите его среди рекламы, и он будет доступен всем и везде, но только когда вы подключены к сети… Уже то, что концепция «загрузки» и «скачивания» существует на уровне пользователя, свидетельствует о проблеме, и я предсказываю, что она устареет через пять лет.

Сейчас самое время отложить внутреннее устройство и объединить эти миры с точки зрения потребителя. Кое-что я как раз сейчас делаю как часть нового проекта (http;//www.blakeross.com/next).»

Нат Фридмен

Нат Фридмен

Нат Фридмен работает в Novell и занимается разработкой как рабочего стола Gnome, так и Ximian.

«Open Source станет повсеместным. Понятно, что начинающая компания или компания, занимающаяся производством либо обслуживанием (типа TiVo или Google) будут пытаться сократить время выхода на рынок за счет привлечения открытых компонентов в свой продукт, чтобы не писать код заново и не платить за лицензии сторонним разработчикам. Эти предприятия не обязаны будут открывать свои продукты (да и не открывают), но они в любом случае получат преимущества от лицензии, не непременно участвуя в методологии разработки. Будет интересно наблюдать, как распределенная работа приживется в качестве модели.»

Йон ‘Мэддог’ Холл

Йон ‘Мэддог’ Холл

Йон ‘Мэддог’ Холл [Jon ‘Maddog’ Hall] всегда с нами как пропагандист open Source. Мы спросили его, будет ли будущее принадлежать сетевым приложениям.

«Я сомневаюсь, что все приложения подходят для модели «ПО как сервис», так что воздействия, ожидаемого некоторыми, может и не быть. Есть конкретные приложения и конкретные потребители, которым будут нужны локальные приложения и локальные системы. Во-вторых, даже с ПО в роли сервиса, должно быть что-то, на чем этот «сервер» будет работать. Наконец, а кто-нибудь вообще спросил потребителей, хотят ли они ПО как сервис? Или это просто очередная идея, как наступить потребителю на горло? Чем плоха идея просто покупать то, что мне нужно, и использовать это тихо и мирно на моем собственном компьютере?»

Бенуа Шиллингс

Бенуа Шиллингс

Бенуа Шиллингс [Benoit Schillings] был одним из сооснователей BeOS и помог запустить VoIP-сервис OpenWave. Он – технический директор Trolltech.

«За следующие несколько лет Linux и Qtopia приведут к значительному прогрессу в области встраиваемых систем. Производители устройств будут привлечены способностью этих технологий адаптироваться под навыки пользователя, выстраивать свою собственную лояльность к торговой марке, получать гибкость выбора из множества интегрированных опций сторонних производителей для дополнительной функциональности и развиваться на множестве моделей и типов устройств. Конечно, производители также получат преимущества от доступа к огромному сообществу наемных разработчиков и добровольцев».

Грег Кроа-Хартман

Грег Кроа-Хартман

Грег Кроа-Хартман [Greg Kroah-Hartman] – разработчик ядра Linux, поддерживающий подсистемы PCI, USB, базу для драйверов и sysfs. Он работает в SUSE Labs в Novell.

«Поскольку Linux уже поддерживает больше разных устройств и больше разных процессоров, чем любая другая ОС когда-либо в истории, наша поддержка новых изобретений инженеров-электронщиков будет лишь возрастать. Это гарантирует не только использование Linux в вашем телефоне, настольном компьютере и суперкомпьютере в вашем квартале, но и охват всех устройств, содержащих процессор – доказывая, что наш лозунг «полного мирового господства» на самом деле не был шуткой, как некоторые люди ошибочно полагают». LXF

Персональные инструменты
купить
подписаться
Яндекс.Метрика