Журнал LinuxFormat - перейти на главную

LXF152:Debian: История клонирования

Материал из Linuxformat
Перейти к: навигация, поиск
Debian: История клонирования
Алексей Федорчук берется за биографию знаменитого «прочного как скала» дистрибутива, духовного родителя многих нынешних фаворитов.

О дистрибутиве Debian вкратце уже говорилось в одной из прошлых заметок, посвященных истории Linux в мировом масштабе. Однако его история заслуживает более подробного рассмотрения по четырем причинам. Первая к тому причина – длительность его истории и ее насыщенность событиями, давшими большое количество инноваций, аккумулированных мировым дистростроением. Вторая причина – Debian стал основоположником универсалистской тенденции в дистростроении, стремившейся охватить весь океан свободного ПО. Третья – именно Debian стал прародителем максимального количества активно развивающихся клонов. И, наконец, четвертая – некоторые из его потомков сравнились по популярности с родителем, а один (Ubuntu) даже превзошел его (не это ли мечта всех родителей?).

Debian (или, точнее, Debian GNU/Linux – позднее мы увидим, почему разработчики настаивают именно на таком его именовании) входит в число патриархов ныне живущих дистрибутивов. Как уже говорилось ранее, он был создан в 1993 году Яном Мердоком [Ian Murdock], и его название образовано из сочетания имен его жены Деборы [Debora] и самого автора – в то время он был студентом Университета Пэрдью [Purdue]. Однако очень быстро вокруг Debian выросло сообщество пользователей и разработчиков, и проект приобрел общественное значение.

Основной идеей раннего (1993 – 1995 гг.) Debian были – модуляризация авторских пакетов, сборка этих модулей в качестве дистрибутивных пакетов с детальным описанием их зависимостей, утилита dpkg для управления оными в масштабе одного отдельно взятого пакета, и, под занавес первого акта, dselect – первая система пакетного менеджмента, достойная претендовать на звание именно системы и представляющая собой front-end к dpkg, обеспечивающий автоматическое разрешение зависимостей и установку целевых наборов пакетов. Эти тенденции получили развитие в дальнейшем – но никаких стремлений к универсализму по имеющимся источникам пока не прослеживается.

Lindows opt.png
(thumbnail)
Майкл Робертсон не смог защитить название проекта в суде. Обвинение — в «созвучности до степени смешения».

Универсализм Debian проявился на следующем этапе его развития, начиная с 1996 года, когда Яна, ушедшего после окончания университета на службу мировому капиталу (в компанию Progeny), на посту лидера проекта сменил Брюс Пиренс [Bruce Perens] – известный адепт Open Source, автор многочисленных публикаций на эту тему и, по совместительству, тогда еще и немалый чин в компании Pixar. Каковая, к слову сказать, поучаствовала и в поддержке проекта Debian – оборудованием и, видимо, финансами (и даже, как мы увидим чуть дальше, идеями).

Маленькое отступление: как сказал бы бухгалтер Берлага, не в интересах правды, а в интересах истины нужно отметить: когда говорят о числе сопровождаемых проектом Debian пакетов, не следует забывать об их модульности. И потому прямое количественное сравнение с числом поддерживаемых портов FreeBSD или портежей Gentoo, каждый из которых, за некоторыми исключениями, соответствует пакету авторскому, неправомерно.

Будучи по долгу службы связанным со всякого рода мультимедийным софтом, Брюс резонно решил включить его в состав дистрибутива. А там уже был один шаг до того, чтобы инфраструктура Debian охватила практически все изобилие свободного программного обеспечения. Так что с тех пор количество пакетов в дистрибутиве нарастало от версии к версии чуть ли не в геометрической прогрессии.

Кроме того, на время лидерства Брюса пришлась разработка документов «Принципы Свободного Программного Обеспечения Debian» и «Общественный контракт Debian». Наконец, именно он предложил систему кодовых имен версий дистрибутива (Potato, Woody и другие) – это были персонажи из мультфильма Toy Story [История игрушек], выпущенного компанией Pixar (вот оно, идейное воздействие масс-медиа!). И имя Sid, закрепленное за разрабатываемой версией – это имя соседского мальчика, который портит игрушки (подобно тому, как разработчики новой версии программы в процессе своей работы подчас вынуждены временно «подпортить» версию старую).

В период 1996 – 1999 года Debian – в частности, благодаря политике контроля качества – завоевал признание как серверная платформа и система для технически грамотных пользователей. При этом он счастливо совмещал в себе качества «системы для себя» и «системы для всех». Первая сторона вопроса обеспечивалась программой dpkg, вторая же стала возможной благодаря ее надстройке – dselect.

Одновременно продолжали развиваться универсалисткие тенденции дистрибутива – не только вглубь, но и вширь, переносясь на архитектуры, отличные от i386. В интервале 1996 – 1999 годов Debian был портирован на платформы 68XXX, Alpha, затем – Sparc и PowerPC, а затем и на все остальные, сохраняющие актуальность.

Важнейшей, наверное, вехой в развитии Debian (и не только его) стал выпуск весной 1999 года версии 2.1 Slink (Slinky – это такая собачка из того же мультика). И судьбоносность ее определяется тем, что в нее впервые был включен apt – универсальный инструмент для управления пакетами, который и создал позднее условия для широкого распространения Debian-клонов. Значение apt переоценить трудно – он не только был портирован в дистрибутивы, использующие формат пакетов RPM, не только послужил прообразом для многих других систем управления пакетами, претендующими на универсальность (yum, urpmi), но и оказался своего рода связующим звеном между пакетными дистрибутивами и системами Source Based. Впрочем, все это стало ясно много позднее (по крайней мере, широким пользовательским массам, представителем коих числит себя и автор этих строк).

Не случайно именно к 1999 году относятся первые попытки коммерческого клонирования Debian. Это были дистрибутивы Corel Linux и StormLinux. Ни тот, ни другой проект тогда успехом не увенчались – правда, по разным причинам. Corel Linux, не дав мгновенного коммерческого успеха родительской корпорации, был ею тихо пренебрегаем, как нежеланный ребенок. StormLinux же, будучи самостоятельным проектом, просто скончался голодной финансовой смертию.

Но дело их не пропало. Corel Linux, подобно подкидышу в цыганскую семью, со временем претворился в бравого чавела – дистрибутив Xandros, ныне развивающийся вполне успешно. Что же до StormLinux – кое-какие из заложенных в нем идей получили развитие позднее в дистрибутивах семейства Ubuntu.

«От Debian отделились дистрибутивы коммерческого типа.»

Другим следствием создания apt стала возможность портирования инфраструктуры Debian на ядра, отличные от ядра Linux. Первой ласточкой тут стал Hurd – знаменитый долгострой проекта GNU: возникает проект Debian GNU/Hurd. А в дальнейшем Debian-инфраструктура (в первую очередь, пакетный репозиторий и механизм получения из него пакетов через apt) были пересажены и на совсем, казалось бы, чуждую почву – ядра BSD-систем. Что, впрочем, счастья им тоже не принесло.

В результате универсалистские тенденции в развитии дистрибутива переросли уже прямо в имперские амбиции. И со временем Debian стал позиционировать себя ни много ни мало как операционную систему, низводя роль собственно ядра (Linux, Hurd, какое-либо из BSD – по утверждениям идеологов проекта, это не имеет никакого значения) до незначительного винтика в ее составе.

227835.png
(thumbnail)
Клаус Кноппер, автор первого «живого» дистрибутива, получившего всемирное признание.

Жизнь не подтвердила притязаний дебианистов. Воз Hurd и ныне там, где был 20 лет назад. Ни одной из BSD-имплантаций не сопутствовал успех – и неудивительно: ведь каждая из них имеет не только собственное системное окружение, тесно интегрированное с их ядром и отличное от GNU, но и свою, отработанную и «притертую» систему пакетного менеджмента с хорошо развитой инфраструктурой. Наконец, сами участники проекта начали поговаривать о том, что поддерживать такое количество аппаратных платформ, большинство из которых готовится отойти в мир иной, – непроизводительная трата средств.

Мне кажется, что возникновение клонов Debian было в том числе и реакцией на имперские устремления разработчиков материнской системы. От которой в итоге ответвилось три серии производных дистрибутивов, развивающихся независимо друг от друга, но при сильном взаимовлиянии. И, что немаловажно, в значительной мере сохраняющих совместимость между собой (и со своим прародителем) не только в отношении файловой иерархии, системы инициализационных скриптов, формата пакетов и методов управления оными, но даже и на уровне пакетных репозиториев общего, кроме формата пакетов.

Во-первых, от Debian отделились дистрибутивы коммерческого типа – Xandros (бывший Corel Linux), Mepis и Linspire (ранее весьма прославившийся как Lindows). Они включают проприетарные компоненты – такие, например, как пакет CrossOver Office (средство запуска под Linux Windows-приложений), фирменные драйвера устройств и так далее. Полные версии этих дистрибутивов распространяются за деньги. Платным является также доступ к их обновлениям. Однако облегченные варианты всех этих дистрибутивов, содержащие только компоненты Open Source (с небольшой примесью не вполне свободных, в понимании FSF, программ), доступны для свободного скачивания на соответствующих сайтах.

Из дистрибутивов коммерческой серии наибольшую известность, местами скандальную, снискал проект Linspire. Ибо начат он был Майклом Робертсоном [Michael Robertson] в 2001 году под прозрачно-пародийным именем Lindows. Да и, честно говоря, ранние его версии действительно производили впечатление пародии на дистрибутив. Хотя ныне эта система, неоднократно сменив имя, слилась в творческом экстазе с тем самым Xandros’ом, упомянутом ранее.

Во-вторых, Debian лег в основу знаменитого LiveCD Knoppix – одного из первых «живых» дистрибутивов (то есть Linux-систем, способных полноценно работать непосредственно с компакт-диска, без установки на винчестер). Этот проект основал Клаус Кноппер [Klaus Knopper] в 2000 году. В Knoppix впервые появилось большинство инноваций, таких, как использование сжатого образа файловой системы cloop, автоопределение оборудования, автоматическое конфигурирование сети и подстройка параметров оконной системы X, которые потом стали характерными для большинства LiveCD. Кроме того, Knoppix содержал средства автоматического переноса самого себя на жесткий диск, после чего превращался практически в самый обычный Debian.

Наконец, в-третьих, на базе Debian образовалось немало свободных дистрибутивов общего назначения, из которых наибольшая известность суждена была Ubuntu. Но это – совсем другая история...

Персональные инструменты
купить
подписаться
Яндекс.Метрика