Журнал LinuxFormat - перейти на главную

LXF112:Интервью2

Материал из Linuxformat
Версия от 16:53, 17 июня 2011; Ewgen (обсуждение | вклад)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск

По МАКСимуму

Бывший руководитель проекта Fedora Макс Спевак даже не прикасался к Fedora, пока не начал там работать – а ныне он защищает пламя свободы…

LXF112 D4 1.jpg

Все чаще наблюдаются случаи, когда крупные компании вскакивают в повозку Linux – по мере осознания того, что можно сделать деньги на сообществе разработчиков, которые трудятся совершенно бесплатно. Кто-то должен защищать сообщество от подобной эксплуатации, и, если вы посвятили себя Fedora, этот кто-то – Макс Спевак. Мы встретились с Максом в набитой приборами комнате, чтобы узнать, как обстоят дела в мире Fedora.

Linux Format: Макс, вы некоторое время были лидером проекта Fedora Project; теперь вы — руководитель группы архитектуры сообщества. Чем отличаются эти роли?

МС: В большей или меньшей степени, моя работа – управление сообществом Red Hat, а Fedora – блестящий пример работы сообщества Red Hat. Часть моей работы также –обеспечение участия Red Hat в сообществах вне Fedora, так что примерно 75–80% моего времени посвящены Fedora, а прочие 20% – более общим делам в сообществе.

LXF: А какая сторона вас привлекает больше — техническая или общественная?

МС: Говоря по-честному, я был приличным программистом, но не суперзвездой в программировании. Даже в колледже были те, кто мог часами писать и писать код, и им это нравилось, они-то и были лучшими. Мне и самому это нравилось, и я неплохо справлялся с этим – достаточно для получения хороших оценок, но это не было всепоглощающей страстью. И я всегда считал, что буду работать в технической компании, но где-нибудь на руководящей должности, так что, оглядываясь назад, я не сильно удивляюсь роли, которую сейчас играю. Я с благоговением отношусь к нашим блестящим инженерам и их достижениям.

LXF: Хорошо ли, по-вашему, Fedora/Red Hat отбивается от часто звучащего обвинения, что Fedora – всего лишь бета-версия RHEL?

МС: Сейчас я слышу это обвинение много реже, чем четыре года назад. Я думаю, тот факт, что мы создали наше сообщество совершенно прозрачным, сам по себе является ответом, поскольку люди видят, что Fedora – подлинный новатор, они видят развитие SELinux, видят развитие Network Manager, видят, как Red Hat участвует в Xen, видят всю ту работу, которая ведется над виртуализацией, и видят, что Red Hat делает вещи, полезные для всех дистрибутивов, и все это, я полагаю, вызывает доверие к Red Hat как новатору в технической сфере.

Fedora как операционная система вполне самостоятельна, просто так уж вышло, что на Fedora основан Red Hat Enterprise Linux. Никто же не называет Debian бета-версией Ubuntu, хотя Ubuntu во многом основан на пакетах Debian; вот так и Fedora стала источником многих пакетов RHEL. Это не означает, что одна является бета-версией другой.

LXF: А были обращения от пользователей по поводу того, что каждый, скажем, третий релиз имел долгосрочную поддержку, подобно Ubuntu, для тех, кто не хочет покупать RHEL или брать CentOS?

МС: А у нас есть долгосрочная поддержка Fedora: или под названием RHEL, или как один из вариантов RHEL, доступных бесплатно. Ирония в том, что Fedora при создании получила отдельный брэнд, потому что, когда Red Hat Linux разделился на RHEL и Fedora, сотрудники по продажам в Red Hat забеспокоились, что не смогут продавать определенные продукты. Для Fedora отвели отдельный брэнд, чтобы отличать продукт, поддержку для которого Red Hat продает, от продукта, на который поддержка не продается.

А теперь есть уже те, кто использует Fedora и понятия не имеет о том, что это – часть Red Hat, что с моей точки зрения – как человека Fedora – невероятно удачно. Но некоторая ирония в этом тоже есть: теперь нам приходится объяснять людям, что если им нужно долгосрочная поддержка, они могут обратиться к RHEL или одному из его вариантов; не все знают, что Fedora и Red Hat – это часть одной команды. Долгосрочная поддержка Fedora есть – просто у нее другое название.

LXF: По-моему, ваше утверждение во время выступления в прямом эфире на LUGRadio, что без Fedora стоимость Red Hat была бы в три раза выше, было весьма волнующим!

МС: Примерно две трети пакетов Fedora поддерживается членами сообщества, и без сообщества эта часть работы либо вовсе не делалась бы, что принизило бы ценность Red Hat, либо на эту работу пришлось бы добавить [оплачиваемых] инженеров.

Тут есть и другая сторона: надо заботиться о том, чтобы члены сообщества Fedora чувствовали, что их ценят, чтобы каждый, внесший свой вклад, мог гордиться тем, как Red Hat использует их код.

LXF: У меня всегда было впечатление, что сообщество Fedora считает Red Hat отдельным дистрибутивом. Насколько, по-вашему, для них важно сохранение качества того, что переходит в Red Hat?

МС: Наверное, многие из тех, кто вносит свой вклад в Fedora, используют RHEL, или работают в компаниях, использующих RHEL; есть также немало тех, кто нам помогает через производные, типа CentOS. Мы хотим, чтобы они чувствовали: работа, которую мы делаем – достойная. Есть некое множество дистрибутивов, определяемое их отношением к свободе, и мне кажется, что у нас достаточно жесткая линия насчет того, что мы будем и чего не будем включать в Fedora и в репозитории, и я полагаю, люди это ценят, и хотят видеть, что и Red Hat тоже защищает свободное ПО. Вот что я подразумеваю под сохранением доверия. Когда некий разработчик Fedora делает для Fedora большую работу, косвенно он способствует повышению доходов Red Hat, и мы хотим обязательно показать всем этим людям, что и Red Hat инвестирует в Fedora, а также то, что деловые решения, принимаемые Red Hat, в общем способствуют продвижению Open Source.

LXF: Когда процесс разработки касается нового релиза Fedora, каким образом проект определяется со своими целями? Случались ли у Red Hat конфликты с разработчиками из сообщества?

МС: В течение последних пары лет это все больше и больше определялось сообществом, и так оно и должно быть. Если вы хотите, чтобы в Fedora была некая функция, и вы – член сообщества или инженер Red Hat, у которого есть разрешение от его начальника, поскольку им надо что-то для RHEL, процесс одинаков. К моменту замораживания добавлений вы должны уже иметь готовую функцию (определение этого может быть несколько субъективным), но, если ваш код взяли в Rawhide как мы называем отдел разработки Fedora, и протестировали, и у вас есть свидетельства успешного прохождения тестов, то функция будет принята. Это решение принимает оргкомитет инженеров Fedora, состоящий из девяти человек – их избирает все сообщество Fedora.

LXF: Как по-вашему, не стоит ли другим проектам поучиться у Fedora строго выдерживать шестимесячный цикл выпуска новых релизов? Например, у Debian, похоже, немало проблем с выходом вовремя.

МС: Думаю, в конечном итоге, мы просто очень жестки, и наши инженеры по выпуску знают, что новый релиз обязан появиться через шесть месяцев. Если [какая-то программа] требует шести с половиной месяцев, ее просто не включают. Это довольно жестко, но это – наш выбор: придерживаться именно такого темпа. LXF

Персональные инструменты
купить
подписаться
Яндекс.Метрика